Кто будет платить за повышение НДС

НДС — ключевой для бюджетной системы налог — вырастет с 18 до 20%. Это в первую очередь скажется на потребителях и предпринимателях.

Первый вице-премьер Антон Силуанов в мае этого года заявил, что будет проведена донастройка налогов, после чего налоги в течение следующих шести лет меняться не будут. В итоге власти НДФЛ остается неизменным, но системообразующий налог на добавленную стоимость решили повысить до 20%. Об этом сказал премьер-министр России Дмитрий Медведев и первый вице-премьер Антон Силуанов. Таким образом, впервые за 15 лет ставка НДС в России будет изменена.

После майского указа

Год назад, Антон Силуанов, будучи министром финансов, выступал  сторонником повышения НДС с одновременным понижением ставки страховых взносов. В обсуждении этого налогового маневра, центральной идеей властей было снижение нагрузки на бизнес в части налогов на труд. Увеличение НДС рассматривали в качестве компенсирующей меры для восполнения потерь бюджетной системы. Теперь от этого обсуждения осталось только повышение НДС, что, естественно, ляжет на потребителя.

Силуанов отмечает, что с увеличением ставки НДС, в бюджет дополнительно поступит более 600 млрд руб. в год. А пакет компенсационных мер для бизнеса, который включает облегчение и ускорение процедуры возмещения НДС и отмену налога на движимое имущество, позволит существенно облегчить налоговое бремя. На эти цели правительство нашло около 3,6 трлн руб., но без учета выпадающих доходов от компенсационных мер. А для реализации нового майского указа президента Владимира Путина требуется 8 трлн руб. дополнительного финансирования до 2024 года включительно.​

Что готовит правительство в части изменения налогов:

  • Параметры налоговой системы, анонсированные 14 июня, правительство обещало не изменять следующие шесть лет.
  • С 1 января 2019 года ставка НДС вырастет с 18 до 20%.
  • Сохранятся льготы по НДС на социально значимые товары и услуги (ставка 10% на продовольствие, детские и медицинские товары, а также ставки на внутренние воздушные перевозки).
  • Порог по ускоренному способу возмещения НДС снизится с 7 млрд до 2 млрд руб.
  • Сократятся сроки камеральных проверок при возмещении НДС.
  • Ожидается отмена налога на движимое имущество.
  • Будет «бессрочно» зафиксирован тариф по взносам работодателей на обязательное пенсионное страхование на уровне 22% .
  • С 2023 года будет ликвидирован институт КГН (консолидированные группы налогоплательщиков).
  • Отказ от экспортной пошлины на нефть и нефтепродукты при параллельном повышении налога на добычу полезных ископаемых. Таким образом, к 2025 году будет завершен налоговый маневр в нефтегазовой отрасли.
  • С 1 июня временно понижены акцизы на бензин и на дизельное топливо.
  • Для возмещения убытков регионам, будет изменена структура распределения акцизов между федеральным и региональными бюджетами.

НДС — ключевой налог для  наполнения федерального бюджета. Его доля составляет более трети всех поступлений. Таким образом, теперь его роль еще увеличится. В 2017 году ключевой налог принес в казну более 5,1 трлн руб., или 34% общих доходов федерального бюджета. Министерство финансов отмечает, что с 2010 года сбор НДС увеличился более чем вдвое, а доля в общих доходах увеличилась за 8 лет с 30 до 34%.

«Собираемость НДС в последние годы существенно повысилась, что связано с применением ФНС автоматизированных систем контроля», — отмечает заместитель начальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) Вера Кононова.

Налоговики оценивают, что 54% прироста поступлений внутреннего НДС в 2017 году было обеспечено фактором эффективного налогового администрирования. Эксперты отмечают, что несмотря на то, что повышение налоговых ставок стимулирует для ухода в тень, тем не менее, что касается НДС, здесь возможности для этого одни из самых низких.  

Система администрирования в данный момент работает достаточно эффективно, поэтому такая мера – как повышение НДС сегодня, как никогда своевременна. когда, чтобы избежать заметного снижения собираемости, считает эксперт.

С точки зрения бизнеса

Сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров считает, что повышение НДС для бизнеса может обратиться определенными сложностями. «Мы ожидали, что все-таки несколько лет будет стабильная налоговая система и все другие договоренности будут сохранены. Для бизнеса это, может быть, не сильно критичная ситуация, но дополнительные сложности возникают», — говорит он.

Заместитель начальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ) Вера Кононова также считает, что называть такое изменение «донастройкой» можно лишь с изрядной долей иронии. «Если это донастройка, тогда все мы как налогоплательщики находимся в полной неопределенности относительно того, что дальше будет с налоговой системой. Ведь так могут быть «донастроены» и любые другие налоги», — говорит она. В ответ оппонентам глава комитета «Деловой России» по налоговой и бюджетной политике Кирилл Никитин заявляет: «Все формальные обещания были выполнены, будучи аккуратно сформулированными».

В 2014 году Владимир Путин обещал до конца 2018 года не менять налоговую нагрузку. В целом он свое обещание сдержал, за исключением ряда моментов (рост неналоговых платежей, усиление нагрузки за счет обеления экономики, возвращение налога на движимое имущество в конце 2017 года), отмечает Никитин. Налоговый маневр бизнес также получил, хотя и в принципиально ином виде: отказ от будущего повышения ставки страховых взносов на пенсионное страхование до 26%  и отмена болезненного налога на движимое имущество.  

«Новый формат маневра — сохранение нагрузки на фонд оплаты труда, повышение пенсионного возраста и одновременно повышение ставки НДС, снижение пороговых значений для облегченного порядка возмещения НДС экспортерам плюс отмена обложения движимого имущества и внутрироссийского контроля внутригрупповых цен», — объясняет Никитин.​

Кому достанется от повышения НДС

Рост цен, как прямой эффект от повышения НДС, в первую очередь коснется  потребителя, так как одновременно с повышением налога можно ожидать скачка цен.  Тем не менее, считает старший директор Fitch Ratings Владимир Редькин, власти выбрали для этого шага довольно удачный момент: с учетом достигнутого низкого уровня инфляции повышение НДС пройдет менее заметно. Силуанов сказал, что из-за повышения НДС инфляция может ускориться в 2019 году в пределах 1,5 процентного пункта — до 4–4,5%. Эффект для потребительских цен составит плюс 1–1,3 п.п. При этом пониженная ставка НДС (10%) для льготного перечня товаров (продовольствие, детские товары, медицинские товары) позволит сдержать рост цен на социально значимые товары.

НДС — налог, затрагивающий не только конечных потребителей, но и тех, кто участвует в производстве товаров, считает Кононова. И хотя уплата этого налога идет за счет потребителя, для бизнеса это означает отвлечение оборотных средств на период между уплатой НДС поставщикам и получением «исходящего» НДС от покупателя. «В целом по экономике это достаточно крупные суммы: например, ФНС оценивает, что в 2017 году суммарный объем начислений НДС составил 39,5 трлн руб., из них 36,5 трлн подлежало вычетам. Периоды, на которые отвлекаются средства, сильно разнятся в зависимости от отраслей и могут исчисляться месяцами. Поэтому для бизнеса повышение ставки НДС — это увеличение объема оборотных средств, отвлекаемых на выплаты этого налога», — говорит экономист.

Говоря о долгосрочных последствиях роста НДС, прогнозы экспертов расходятся. Поскольку НДС относится к косвенным налогам, он является более благоприятным для экономического роста по сравнению с прямыми налогами, считает Владимир Редькин. Вера Кононова возражает, что повышение НДС будет иметь неблагоприятное структурное влияние на экономику.

В этом случае, сложности будут испытывать производители, закупающие дорогостоящую продукцию у поставщиков (и уплачивают при этом значительные суммы входящего НДС): в частности, компании  обрабатывающего сектора экономики, которым необходима технологически сложная продукция (автомобильная промышленность, производство электрооборудования). И наоборот, экспортеров сырья это не коснется,  особенно если возмещение НДС при экспорте будет реально ускорено.

Президент Торгово-промышленной палаты Сергей Катырин также в свою очередь отмечает, что повышение НДС для экспортеров – хороший знак, так как при экспорте НДС возмещается. «Для производителей же, особенно товаров с высокой добавленной стоимостью, конечно, это нагрузка на бизнес», — сказал он.  Повышение НДС может создать помехи импорту, отмечали в прошлом году эксперты Института Гайдара и РАНХиГС: среднеевропейская ставка НДС (17,5%) уже сейчас чуть ниже российской, а значит, разрыв увеличится.